Адвокаты обсудили проблемные аспекты положений нового УПК о негласных следственных действиях


В Киеве под эгидой ВОО «Совет адвокатов Украины» состоялся семинар на тему: «Негласные следственные действия в соответствии с новым Уголовным процессуальным кодексом Украины».

Тема практического мероприятия была выбрана не случайно, поскольку главу 21 УПК Украины, регламентирующую порядок проведения негласных следственных (розыскных) действий, эксперты называют одной из самых претензионных новелл нового законодательства. Подробнее о нем пишет «Юридическая практика«.

Дискуссии о введении таких действий в процессуальный закон, который определяет их как разновидность следственных действий, а также нюансов их проведения, возникали еще на этапе принятия нового Кодекса, продолжаются они и сейчас.

Спикер данного семинара доцент кафедры уголовного процесса Национальной юридической академии им. Ярослава Мудрого, секретарь Совета адвокатов Харьковской области, адвокат Александр Дроздов отметил, что в связи со вступлением в силу нового УПК Украины возможности органов досудебного расследования в осуществлении уголовного преследования были существенно увеличены, в частности, на этапе проведения негласных следственных действий, чего не скажешь о механизмах защиты. Арсенал последней, по мнению адвокатов, на данном этапе досудебного расследования достаточно ограничен.

Г-н Дроздов обратил внимание на то, что в новом УПК предусмотрено проведение 12 видов негласных следственных действий, которые условно можно разделить на две группы: те, которые связаны с вмешательством в частное общение (аудио- и видеоконтроль лица, арест, осмотр и выемка корреспонденции, снятие информации с транспортных телекоммуникационных сетей, снятие информации с электронных информационных систем), и другие:

– обследование публично недоступных мест, жилья и другого владения;

– установление местонахождения радиоэлектронного средства;

– наблюдение за лицом, вещью или местом;

– аудио- и видеоконтроль места;

– контроль совершения преступления;

– выполнение специального задания по раскрытию преступной деятельности организованной группы или преступной организации;

– негласное получение образцов, необходимых для сравнительного анализа;

– использование конфиденциального сотрудничества.

Решение о проведении таких следственных действий может принимать следователь, прокурор или следственный судья. При этом Александр Дроздов акцентировал внимание на том, что исключительно прокурор принимает решение о проведении такого негласного следственного действия, как контроль совершения преступления. Вмести с тем, он обратил внимание на то, что новый УПК Украины содержит очень много оценочных суждений. «Произвольное использование таких оценочных категорий, без определения соответствующих критериев, исходя из которых, можно было бы понять нормативный смысл того или иного понятия, не будет содействовать формированию единой практики. Следовательно, это может препятствовать защите прав и свобод граждан в уголовном производстве», – отметил докладчик. Также он добавил, что раньше на стадии предъявления обвинения по старому уголовно-процессуальному законодательству гарантий для граждан было больше, нежели сейчас на этапе сообщения о подозрении.

В свою очередь присутствующие на семинаре адвокаты высказывали опасения относительно того, что в национальных реалиях положения главы 21 УПК Украины, могут быть использованы в качестве репрессивного механизма относительно любого лица, при этом инструментарий для защиты прав граждан очень ограничен. Замечания касались и проблемы существования некой «конкуренции» между гласными и негласными следственными действиями: почему в одних случаях применяют те или другие виды таких действий (например, арест или негласное проникновение).

Вопросы возникали и в связи с возможными злоупотреблениями на этой стадии досудебного расследования. Скажем, могут ли в отношении одного лица параллельно проводиться негласные действия в порядке УПК Украины и в порядке Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», которые по-разному регулируют фактически одни и те же вопросы. Адвокаты сошлись во мнении, что в данном вопросе очень важная роль отводится институту допустимости доказательств.

Запись опубликована в рубрике Процессуальное законодательство с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Адвокаты обсудили проблемные аспекты положений нового УПК о негласных следственных действиях

  1. Xbnfntkm говорит:

    Дроздов, ну ты очень умный. Ты очень хорошо зачитываешь адвокатам статьи нового УПК, который кроме тебя, никто в Украине еще толком не знает. От тебя уже устали адвокаты в Харькове, оставайся в Киеве за счет САУ…. навсегда. За это мы тебе досрочно присвоим звание академика по УК и УПК.

  2. Харьковчанин говорит:

    Таки да, Дроздов уже просто задрал своими пространными пустіми речами.

    Впрочем, учитывая, что скоро семинары станут платными (не зря ж новый порядок повышения квалификации принимали), видать, торопится застолбить место «оплачиваемого преподавателя № 1″

  3. Jus Gentium говорит:

    Он случайно не был «подставным» при взятке в Киевском суде г. Харькова ? Где то я такое слышал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>